Сайт Херсонської міської ради




Галина Малышева: «Надо, чтобы что-нибудь ворочало душу, пока есть цель – есть силы»

Увага! Відкрито в новому вікні. PDFДрукуватиЕлектронна адреса

По случаю Дня врача интервью с заведующей терапевтическим отделением №2 поликлиники №1 клинической больницы им. А. и О. Тропиных Галиной МАЛЫШЕВОЙ.

По сложившейся за последние годы традиции в первый понедельник октября отмечается Международный день врача. Хотя история этого праздника оставляет больше загадок, чем фактов, сама идея создать ещё один повод, чтобы уделить больше внимания людям, посвятившим себя профессии, которой нельзя овладеть, а можно только открыть в себе, имея врождённое неравнодушие к человеку, к его боли и судьбе, сама идея – прекрасна, подсказана сердцем, не иначе. Вот только поблагодарить, подержать за руку, посмотреть в глаза, пролить теплоту на нечужую откликнувшуюся душу, почему-то чаще помогает какая-нибудь мелочь, повод, так сказать. Впрочем, всегда легче делать шаг от опоры. При всей своей условности, пусть этот день будет таким, который нам позволит сказать чуть-чуть больше и быть чуть-чуть ближе.

Кстати, это касается не только пациентов. Мы так же, опершись на формулировку «по случаю…», пришли сегодня к врачу, что бы поговорить о сокровенном и простом, но прячущемся посреди спонтанных обстоятельств и повседневной суеты – о том, что чувствует и думает доктор, живя в этой профессии, любя её, неся её, теряя в ней…

Галина Борисовна МАЛЫШЕВА, врач-терапевт, заведующая терапевтическим отделением №2 поликлиники №1. И здесь было бы неловкостью не упомянуть, что в этом месяце, 11 октября, коллектив отделения Галины Борисовны отмечает 37 лет работы под началом своего любимого руководителя. Ещё один повод для разговора..?

- Галина Борисовна, Вы помните тот момент, когда Вам открылась медицина, вдохновение в медицине?

- Вы знаете, я росла в семье, где медицина была средой – и мыслей, и переживаний, и устремлений. Мой папа был врачом, интеллигентным человеком. Его воспитание, его взгляд на жизнь – мудрый и очень добрый, атмосфера в доме – всё располагало к тому, чтобы мне не пришлось сомневаться, по какому пути пойти. В моей жизни не было вопроса – кем стать, я с самого детства хотела быть доктором. Трижды поступала в медицинский институт: два раза в Харьковский, на третий – в Винницкий, который успешно в 1969 году окончила и вскоре начала работать в Тропинке. Поэтому я могу сказать, что медицина мне открылась ещё до учёбы, внутри папиного восприятия этой профессии. А вдохновение… Я сейчас вспоминаю свои первые годы работы на участке. В то время участковый врач – знаете, это как тот образ семейного врача, который мы из всех сил пытаемся сегодня возродить. Приходя на вызов, мы, конечно же, смотрели всю семью. Нельзя было, например, прийти к молодому человеку и не посмотреть маму, или дедушку, не поинтересоваться у всех домашних об их здоровье. Мы обращали внимание на каждую деталь, в истинном смысле слова – вели семьи, знали всех и любили. Восемь лет такой работы стали для меня очень сильной школой, этот опыт, наверное, и был вдохновением. Потому что сегодня, несмотря на приобретённую зрелость и уверенность, я всё-таки меньше себя чувствую врачом, чем тогда.

- Как Вам довелось формироваться – под воздействием неудач или по течению добрых обстоятельств?

- Скорее, благодаря обстоятельствам и людям, каких я встречала и какие меня окружали. У меня были прекрасные учителя, коллеги, наставники, о которых я всегда отзываюсь с трепетным уважением. Это такие удивительные специалисты, как Нина Константиновна Никитина (в то время – главный областной терапевт), Ольга Константиновна Ляшенко (терапевт, зав. кардиологией в нашей больнице); это замечательные руководители, которые были всегда примером и поддержкой – Владимир Лазарович Кизельман (главный врач больницы, – я ещё застала период, когда он руководил), Иван Илларионович Пентилюк (главный врач, очень неравнодушный, отзывчивый человек), Матвей Иосифович Бирман (долгое время был начмедом, его с большим теплом помнит сердце), Людмила Ивановна Яшникова (стала позднее начмедом, с ней связано много добрых бесед), Леонид Тимофеевич Ремыга (нынешний главный врач, который пришёл к нам в участковую службу почти мальчишкой, много советовался… Он очень вырос за это время, это, действительно, пример того, как может человек себя совершенствовать) и многие-многие другие. Под воздействием вот такой сплочённой атмосферы в коллективе, внушения добра я формировалась как специалист и человек. И скажу, что мне повезло в том, что не пришлось бороться, отстаивать или отторгать, я – впитывала.

- У Вас были в работе большие успехи? Что для Вас – успех врача?

- Успех врача связан либо с его учениками, либо с его больными, выздоровевшими тяжёлыми больными. Мне удалось кого-то научить, воспитать, увлечь своими знаниями, отношением к работе, – для меня это самое значимое. Сегодня успехи моих учеников – это моя отдушина. И, безусловно, несравнимо ни с чем ощущение, когда тебе удаётся спасти больного, у которого были тяжёлые прогнозы. То, что он жив и счастлив, и счастливы его близкие – это не только успех, но и, возможно, смысл жизни доктора.

- Если в искусстве как таковом – всё зависит от замысла, то во врачебном искусстве…?

- …От мудрости. Понимаете, я считаю, что мудрость врача – это доброта и любовь прежде, чем профессионализм. В купе с профессионализмом, но прежде него. Мой отец любил говорить, что в каждом больном нужно увидеть родного человека, вот тогда ты сможешь ему помочь. Слышите, не просто правильно диагностировать заболевание и назначить адекватное лечение, а – помочь... Это разное. 

- Вам приходилось в работе с коллегами ставить другого впереди себя? В каких ситуациях?

- Будучи зрелым врачом, я всегда прислушиваюсь к молодым специалистам, советуюсь с ними в чём-то. Потому что понимаю, что молодёжь в каких-то аспектах знает лучше и больше. Это нормально, это правильно. Нельзя бояться потерять авторитет, ставя другого впереди, если это достойный специалист. Руководитель не должен казаться помехой, а, наоборот, он должен давать огромный стимул двигаться вперёд к поставленной цели. Я знаю немало случаев, когда известных в чинах людей консультировали и в дальнейшем «вели» молодые доктора. Это безграничное доверие и взаимное уважение – очень важный принцип работы. Наверное, только благодаря тому, что он есть у нас в коллективе, я и работаю до сегодня.

- Как Вы ощущаете, изменился в настоящее время уровень доверия к врачу? Если анализировать работу специалистов участковой службы руководимого Вами отделения…

- Сегодня в целом изменилось отношение к медицине. Само время, общество – испытывает духовный голод, понятия добродетели и греха – спутаны и нечётки. Нет этой целостности и в медицине. Поэтому доверие к врачу сейчас, конечно, «не то», и поводов к этому, к сожалению, не мало…

- А вообще, это трудно: жить и работать так, чтобы тебе верили?

- Нет, это не трудно. Если ты в душе врач, если ты идёшь за своей совестью – это совершенно не трудно.

- Что же утрачивает врач, деятельность которого со временем приводит к тому, что он думает о себе лучше, чем о нём думают пациенты?

- Вы сейчас говорите о случайных (или лишних) людях в медицине. Нет, утратить ничего нельзя. Если утрачена основа профессии (ответственность, безотказность, профессионализм и человеческая зрелая доброта) – значит, ты её и не имел.

- Неуверенность в себе и недовольство собой – это плохо для доктора или полезно?

- Неуверенность – плохо, это чаще признак профессиональной слабости. Если неуверенность заметят больные, кроме недоверия и тревоги такой специалист ничего не вызовет. А неудовлетворённость полезна, как условие самоанализа и совершенствования.

- К врачу приходят от одиночества?.. Как Вы справляетесь с такими диагнозами, как человеческая незащищённость и одиночество? Конечно, это касается пожилых пациентов.

- Это очень грустный вопрос. Приходят… Часто приходят люди, которые по тем или иным обстоятельствам одиноки в жизни, даже при наличии родственников, детей и внуков. Им просто не с кем поговорить, тихо и откровенно, чтобы их услышали, иногда посочувствовали, иногда ободрили, иногда дали совет. Накладываются социальные проблемы, материальное неблагополучие, что тянет за собой невозможность купить необходимые медикаменты, как следствие – запущенные заболевания, страдания физические и душевные. К сожалению, всё больше таких больных, в том числе совсем молодых людей, умных, хороших. Мы откликаемся в силу своих возможностей. Нельзя не откликаться.

- У Вас столько историй и страданий проходит за день… через сердце, через жизнь... Чему Вас научили люди, Ваши пациенты?

- Есть мнение, кстати, среди врачей, что в нашей работе нужно стараться отметать от себя лишнюю негативную информацию, не погружаться в чужие проблемы и беды, не проникаться, чтобы не «сгореть». Возможно, какой-то уровень беспристрастия должен быть,  но я так не могу… Я помню всех больных, кого мы не спасли, часто о них думаю, эти трагедии – моя боль. Мне больно, когда больно другому, и я ничего с этим не могу поделать. Переживая чужую историю, я учусь бороться, учусь терпеть, как врач – ещё раз убеждаюсь в необходимости тщательного осмысления каждой диагностической ситуации, как руководитель – понимаю, что никогда не бывает лишним контроль за работой своих врачей.

- Вы можете отказать в помощи? Когда, в силу каких причин?

- Никогда. Это не обсуждается. Даже если тебе самому плохо – ты не можешь и не должен оставить больного без должного внимания и необходимой ему помощи. Доктор – это ведь и самоотречение в том числе. Нас так учили корифеи, знаменитые во всём мире врачи, профессора.

- Вспомнить о писателе – это прочитать вновь его книги. А что такое – вспомнить о докторе?

- Если говорить о том, как бы мне хотелось, чтобы обо мне вспоминали, наверное, я отвечу неоригинально: с добротой. Если когда-то в чье-то душе всплывёт чувство теплоты, и кто-то меня вспомнит как чуткого человека и хорошего врача – этого для меня будет очень много.

- Есть такая известная, довольно образная фраза: «Назначение человека – поднять небо». В чём назначение врача-человека?

- Ну, наверное, «поднять больного». Не просто – облегчить его состояние, а именно поднять физически и морально. Сегодня много говорится о лечении болезней, и мало – об исцелении человека. А между тем, в этом и есть настоящее назначение врача. С древности ничего не поменялось в этом отношении, слава Богу. Те, кто облегчает жизнь других, не останутся сами без света.

- Если говорить о гордости… Гордость за каких врачей-коллег Вы чувствуете и храните внутри себя?

- Конечно, за своих учеников и последователей. Это Светлана Пшеничная, Валентина Кирюшина, Елена Кифорук, Елена Агеенко, Ольга Филькина, Галина Томилина, известные и знаковые сегодня в городе специалисты – Игорь Ярошенко, Андрей Пасика… Горжусь ими, работающими и приносящими здоровье тысячам людей.

- У Вас есть повод подумать о счастье?

- У меня есть всё, что быть счастливой. Я счастлива в профессии, в своих сотрудниках, счастлива как женщина, у меня очень хорошая семья. (Авт.: Муж Галины Малышевой – Николай Макарович Лысюк, врач-анестезиолог, много лет заведовал реанимационным отделением областной больницы, на его счету сотни спасённых жизней).

- Галина Борисовна, а как Вы думаете, может ли человек, будучи несчастливым дома, успешно реализовать себя в работе?

- Мне кажется, больше нет, чем да. Семья – это тыл. Если он крепкий, у тебя будет всё получаться, а то, что не будет получаться – тебя не сломает.

- У Вас есть «долгие мечты»?.. – которые долго не осуществляются и долго не угасают?

- Я уже много лет хочу дождаться молодых специалистов, которые бы с уважением относились к своей работе. Но – одна из самых главных проблем участковой службы – нехватка кадров. Сегодня у нас на 12 участках работает 4 врача (вместо необходимых 12). Проблема глубокая, прежде всего обусловлена низкой заработной платой, некоторые специалисты вынужденно уходят в коммерческие структуры. Так что, по видимому, я уже не успею эту мечту реализовать, передать молодым какой-то свой опыт, научить чему-то и порадоваться от крепкой молодой смены на участках. Это моя боль…  

- У Вас с годами дни в профессии становятся похожи один на другой?

- Нет, не становятся. Они до сих пор беспокойны и непредсказуемы, и особенно в последнее время. Вы знаете, нынешний момент я ощущаю так, словно время начала своей  работы: недостаток врачей, социальная незащищённость населения, ощутимая депрессивность в обществе, много запущенных случаев, боль, неудовлетворение… Как будто всё повторяется, при том, что нужно быть бы совсем на ином витке развития.

- Что Вас тяготит в работе?

- Вот это кризисное состояние общества, медицины, в целом нашей страны. Поймите, ситуация, когда я не могу выписать необходимое лекарство, потому что у больного нет материальной возможности его приобрести, и вынуждена рекомендовать малоэффективный, но более дешёвый препарат – это удручает и тяготит.

- Когда Вы устаёте и чувствуете пустоту внутри себя, к какому источнику тянетесь?

- Честно говоря, как бы я не устала, я снова тянусь к своей работе. Она всегда на первом плане. Разделять жизнь и больницу не получается. Дома с мужем мы постоянно говорим о своих делах, о больных, о болезнях, о судьбах. Как уйти из больницы, из профессии, оставить всё это, отойти, отстраниться – трудно себе представить. Но этот момент неизбежен, мы оба немолодые люди, поэтому всё чаще думается: как?..

- Галина Борисовна, есть в Вашей жизни баланс между потерями и приобретениями?

- Всё-таки, утраты больше уносят… Больше убывает, чем восполняется… и постепенно сердце тяжелеет. Но главное я хочу Вам сказать: надо, чтобы что-нибудь ворочало душу, пока есть цель – есть силы. Не зря говорят: либо катишься, либо карабкаешься.

 

Беседовала Татьяна КОНДАКОВА

 

На фото: Галина Малышева со старшей медицинской сестрой отделения Людмилой Лунякой.